Эластичная сторона жизни. Сокрытые воспоминания. #4 Эвелина

14.09.2016

Глава 4. Эвелина.

Ни для кого не секрет, что залог прочных и твердых отношений, будь то крепкая семья, искренняя дружба или сплоченный коллектив – это доверие. Но, как понять, кого можно к себе подпускать, а от кого лучше держаться подальше? Наверняка, у каждого человека наступал момент, когда он смотрел на своего очень близкого знакомого и думал: добра ли ты мне желаешь? Или же, когда предательство всё же коснулось вас, вы спрашивали себя: почему так получилось? Вроде и зла никому не делали…А может сделали, но сами этого не поняли? Ведь, правда, у каждого своя. Допустим, солгали во спасение, но поступок ваш оценили не так, как вы думали.

Марта так и не смогла понять, в чем именно провинилась больше всего, а я не смогла простить. Хоть, я и понимала, что её увольнение создаст раскол в рабочем коллективе, но всё равно сделала это, наказывая, таким образом, Марту и показывая урок на будущее остальным. Теперь, до обеда я работала в кабинете, а потом приходилось помогать обслуживать покупателей. Миа и Хлоя старались не разговаривать при мне, лишь Бастер не воспринимал меня, как своего врага:

- Как дела у Майкла?

- Надеюсь, что хорошо. Ты знаешь, он не любит меня посещать в свои дела. Либо слишком сильно оберегает, либо просто не доверяет. – хотя второе маловероятно.

- Оберегает, - грустно улыбнулся юноша, глядя на Мию. – Вы ведь знаете, что мои родители против наших отношений?

- Мне рассказывал Майкл. У вас самое что ни есть социальное неравенство, - как только Майклу разрешили меня навестить в палате, он сразу рассказал мне, что произошло, а именно о Бастере, который поссорился с мамой из-за своей девушки и сгоряча сел за руль. Я же хотела его остановить и в каком-то плане у меня это получилось. – Пока существует само понятие – деньги, люди будут продолжать делиться на богатых и бедных. Стоит заработать миллион, и на сотню тысяч ты уже не согласишься – после большего перестаешь уметь довольствоваться малым. Твоя семья яркий тому пример, Бастер. Не огорчайся, Ты не первый и не далеко не последний. 

- Супер, вы оценили Мию на сотню тысяч, - не радостно хмыкнул парень. – В какой – то степени я даже рад – остальные говорят, что отношения с ней и гроша не стоят. Но на это я уже не обращаю внимания, слишком много раз это было сказано. Меня больше волнует поведение родителей, которые мало того, что отказываются принимать Мию как мою девушку, но и приводят к нам домой, выбранную ими, невесту. Представляете, чтобы подумала бы Миа, если бы узнала об этом? Страшно, подумать.

- Бастер, но она же всё равно узнает, рано или поздно. Какой смысл её обманывать?

- Не знаю, просто, если она всё узнает сейчас, легче от этого никому не станет.

Хоть мнение Бастера и имеет право на существование, я не могу с ним согласиться. Ведь, стоит мне подумать, что я могу оказать на месте Мии, от которой скрывают правду и мне становиться не по себе. Не только из-за того, что я не принимаю даже малейшую ложь, но и потому что вряд ли смогу понять и простить тех, кто во вранье не видит что-либо плохого.

Всю дорогу до дома я думала о найденном кольце и сомневалась в словах Майкла. Если люди встречаются, разве возможно чтобы мужчина не знал, откуда у его любимой женщины берутся такие дорогие подарки? А ведь он мог и не знать, если у меня был любовник…Господи, а если, в самом деле, был? Хотелось бы надеяться, что его всё-таки не было…

Подъехав к дому, стало ясно, что свет горит только на первом этаже, так что я надеялась, что Майкла еще нет – в середине недели он приходит с работы не раньше девятнадцати часов. Так что у меня было полчаса, чтобы успокоиться и перестать себя накручивать. Однако, стоило мне зайти внутрь и все мысли сами собой ушли, оставив в моей душе одно единственной чувство – радостное удивление. По всему первому этажу были расставлены цветы гербер: ярко-желтые, розовые, темно-малиновые, красные и белые. Их было так много, что у меня дух захватывало, ведь красками заиграла не столько гостиная, сколько моя душа. Я чувствовала тепло в груди, которое медленно распространялось по всему телу: вниз живота и дальше, к кончикам пальцев рук, следом тепло окутало шею. На мгновенье мне стало так жарко, что я испугалась за свою температуру. Даже руку ко лбу приложила, но ничего не обнаружила, зато вспомнила о верхней одежде, которую тут же поспешила снять. Звуки со стороны кухни были единственными в доме, так что я быстро туда и направилась, уже представляя, как Грейс готовит нам ужин.

- Майкл?

- Привет, - спокойно ответил тот, сортируя стол. – Я на сегодня отпустил Грейс, так что можешь не искать её.

- Ааа…- сказать что-либо конкретное я так и не смогла, поэтому указала рукой в направлении цветов, при этом удивленно наблюдая за действиями Майкла.

- Что? Ты не рада? – озадаченно спросил Майкл.

- Очень рада, - в мгновенье ока я подошла к Майклу и крепко поцеловала в губы, не зная, как еще выразить свои чувства. – Нет, правда, я очень рада. Просто их так много. Что за праздник?

- Скоро Новый год, ты вед помнишь? - тихо спросил Майкл, прижимая меня к себе. – Мне нужно появиться на нескольких мероприятиях и без Тебя в этот раз я пойти не смогу. Эви, люди уже начинают сомневаться, что мы вместе живем.

***

Я не помню, чтобы говорила Майклу, что герберы мои любимые цветы. Однако, предпочтение конкретному виду я всё равно не отдаю, наслаждаясь любыми, которые радуют как глаза, так и душу. Помимо этого, герберы еще создают атмосферу тепла, уюта и праздника. Глядя на них, я вспоминаю согревающие лучи солнца, летние алеющие закаты, поля с дикими цветами и сочные фрукты, а также смех и улыбки. В любом случае, об этом приятнее думать, чем о предстоящих выходах «в свет», на которые я всё же согласилась.

Мы с Майклом сидели напротив друг друга, наслаждаясь домашней едой Грейс и смакуя вино, хотя я в качестве основного блюда сегодня выбрала яблоки. Мы так часто спорили, что сейчас даже не привычно наслаждаться простым общением, словно до этого мы нормально и не разговаривали вовсе. Я не обвиняла, Майкл же не упрекал, а просто рассказывал последние новости и даже слухи, хотя принято считать, что сплетницы – это женщины. Но мы то знаем, что это далеко не так. Какое-то время я еще следила за ходом мыслей Майкла, но потом вдруг засмотрелась на движения его губ, а именно на то, как медленно поднимаются  уголки, создавая на лице легкую и манящую улыбку. Когда же Майкл слегка кашлянул и сразу же расстегнул две верхних пуговицы рубашки, я поняла, что меня застукали. Теперь на его губах не играла улыбка, а вот в карих глазах, которые неотрывно смотрели прямо на меня, застыла волна поднимающегося желания.

- Майкл…- стоило мне произнести его имя, и Майкл тут же перевел взгляд на бокал, содержимое которого он выпил одним глотком. 

Неожиданно, Майкл встал из-за стола и подошел вплотную ко мне, слегка наклонившись. Одна его рука была на спинке стула, а кончики пальцев другой едва ощущаемыми движениями поднимались от основания шеи к подбородку, пока не оказались прямо над моими губами. От каждого прикосновения Майкла веяло осторожностью и нежность. Закрыв глаза, я старалась дышать мягко и медленно, боясь невольно прервать этот момент. Прямо сейчас я чувствовала себя снежинкой, холод которой наверняка уже надоел Майклу, но блестящие переливы продолжали интересовать. Казалось, он боится, что я растаю от малейшего его прикосновения. От такого бережного и заботливого отношения ко мне, я с каждой секундой хотела его всё больше и больше. Взяв моё лицо в свои ладони, Майкл обрушился на меня жадным поцелуем, сминая губы, сталкиваясь языками. Теперь его руки бродили по всему моему телу, словно отчаянно желали самых настоящих прикосновений, а не еле ощутимых касаний. Однако, комбинезон, который я сегодня одела на работу, закрывал все мои самые сокровенные места. Почувствовав между ног дикую пульсацию, я чуть оттолкнула Майкла назад, но он сразу взял меня за руку и повел на второй этаж в нашу комнату, в которую ворвался словно бешеный вихрь. Уже сидя на кровати, я с замиранием сердца наблюдала за Майклом, который стоял на коленях между моих ног и медленно расстегивал молнию комбинезона. Обнажив мои руки, плечи, он стал целовать грудь сквозь полупрозрачную ткань бюстгальтера. Чувствуя жар его губ, я запустила пальцы рук в его волосы, которые я силой оттягивала, стоило ему прикусить зубами мой сосок. Желая большего, я легла на спину, приподнимая бедра, чтобы с меня можно было снять комбинезон. Оставшись в одном нижнем белье, я схватила Майкла за руку и повалила на себя. Его губы сразу же припали к моей шее, а мои руки забрались под рубашку. Словно одержимая, я гладила его спину, грудь, наслаждаясь прикосновением к голой пылающей коже. Но прикосновений мне было мало, я хотела видеть Майкла, упиваться им всем. Пошарив рукой, я нащупала светильник и сразу же его включила. Теплый свет озарил Майкла, а также белые стены комнаты и герберы, которые стояли и на прикроватной тумбочке с моей стороны, и на подоконнике. Теплый свет озарил белые стены комнаты и герберы, и Майкла…Майкла, который навещал меня в больнице еще до того, как я попала под колеса автомобиля Бастера.

Aida Bael

Эластичная сторона жизни. Сокрытые воспоминания.

Глава: 123456789; 10111213141516171819; 2021;  22;  23; 24; 25


Горячее сердце небес.

Глава 12345678910


Эластичная сторона жизни.

Глава123; 4; 5; 678; 9; 10; 111213141516; 1718; 19; 2021;  22;  232425

Комментарии

Пока нет комментариев

Написать комментарий