Эластичная сторона жизни. Сокрытые воспоминания. #24 #Эвелина

24.03.2017

Глава 24. Эвелина

Удаляющиеся шаги Эдварда лучше любой плетки хлестали меня по телу, рассекая кожу и плоть, обнажая меня изнутри. Я стояла посреди торгового центра и молча, смотрела ему  вслед. Только сейчас до меня достучалась та самая истина, которую я так искала глубоко внутри себя, но почему-то всегда находила в словах посторонних людей. Вместе со всеми я решила, что не достойна любви Эдварда. Но если еще четыре месяца назад это решение было ошибочным, то сейчас таковым не является. Сбежав от Эдварда и себя в том числе, я, в самом деле, перестала быть достойной женщиной.

Обратно я вернулась глубоким вечером: в доме Одри свет горел во всех окнах, а рядом были припаркованы два чужых автомобиля. С улицы было видно, как внутри оживленно и суетливо. Когда уже казалось, что обо мне все позабыли, в окно выглянул Николас, на одной руке держа малыша, а другой, махая мне. Стоило мне зайти в дом, и Одри тут же отправила меня переодевается. Надевая новое платье на голое тело, я каждым волоском чувствовала окутывающую холодную ткань – под моим новым нарядом ничего не было. Нижнее белье сжимало меня, словно веревки. А всё потому, что я не смогла не расстроиться, увидев безучастность Эдварда. Было неприятно и стыдно, от этих чувств моё тело просто горело.

Спустившись к гостям, которые уже сидели в гостиной за накрытым столом, я сразу же обратила внимание на детей, которые были похожи, как две капли воды. Камила и Шарлотта были дочерьми младшей дочери Николаса Клер. Женщина была чуть помладше меня и совсем не похожа на своего отца. Несмотря на приличную седину, было видно, что у Николаса от природы темные волосы, у Клер же корни волос были светло-русыми. Вообще мужчину выделяли карие глубоко посаженные глаза и широкий круглый нос, но даже глаза у его дочери были светло-голубыми. Клер была маленькой миниатюрной женщиной, которая в свои тридцать уже успела выйти замуж, родить двух детей и развестись; она прожила одну жизнь, оставив время для второй, чего нельзя сказать обо мне. Но еще больше недоумения у меня вызвал старший сын Николаса Джонатан Холл – мужчине было сорок два года, когда его жене едва исполнилось двадцать четыре! Как ни посмотри, а нормальной семью Николаса никак нельзя назвать. Сравнивая себя с ними, я была самым что ни есть стандартным и посредственным человеком, наконец-то я перестала себя чувствовать «гадким утенком». Однако, несмотря на это, мне казалось, что комната разделена невидимым стеклом, через которое я наблюдаю за происходящим.

По большей части я старалась лишь слушать, не представляя о чем можно разговаривать с людьми, которых я с одной стороны впервые вижу, а с другой они мне уже больше, чем просто знакомые. Но даже так я не смогла не заметить легкое пренебрежение Клер по отношению к Одри. Дочь Николаса обращалась ко всем, кроме моей мамы, прилюдно её игнорируя. Зная Одри, я уверенно думала, что Николас вдовец, но видимо это далеко не так.

Гости у нас просидели чуть больше часа. Своим поведением они словно говорили нам: «Мы благодарны Вам за приглашение, но гостить у вас дольше времени, установленного рамками приличия, не собираемся».

- И что это было? – сразу же спросила я, как только Николас вышел на улицу провожать гостей. – Дочь Николаса тебя вообще не замечает, словно Ты для неё пустое место. Получается, что он женат и Клер жалеет свою маму. Иначе, я не могу понять причину её злости.

- Эви, на самом деле Николас уже как два года вдовец. - Устало ответила Одри, снова присаживаясь за стол; рука её потянулась к бокалу вина. – Он был дважды женат. Джонатан – его родной сын от первой брака, а Клер – сводная дочь от второго. Неужели, Ты, в самом деле, думала, что я разрушила чужую семью? 

Вопрос Одри меня пристыдил. Я знаю её лучше, чем кто-либо, но всё равно подумала своё. Видимо, я не могу поверить даже самым близким людям. Не успела я ответить, как услышала:

- После смерти твоего отца прошло столько лет, что я уже перестала думать о каких-либо отношениях. Я не могу сказать, что нас поглотила страсть, пламенные чувства или, что мы не можем и дня прожить, не увидев друг друга. Такого у нас нет и не будет. Но, нам хорошо вместе, спокойно. Когда мы вдвоем, то не так одиноки.

***

Утром следующего дня я отправилась на своё новое место работы, заскочив предварительно на квартиру, чтобы переодеться. При выборе одежды пришлось придерживаться правил приличия и «офисного кодекса», ведь я так и не знала, чем буду теперь зарабатывать себе на жизнь: Николас и Одри лишь сказали, что молчат по просьбе моего работодателя. В этот раз, я безоговорочно поверила маме, правда всю дорогу до места удивлялась своему спокойствию, ведь ситуация явно была нестандартная. Место моего назначения было практически в центре города, поэтому пришлось вспомнить о нескончаемом потоке автомобилей и пройтись пешком. В любом городе есть здания из старой эпохи, рядом с которыми величественно возвышаются современные новые высотки, с характерными для них безликими зеркальными фасадами. «Foliage» был среди первых, а вот новое место работы в числе вторых. Продолговатое здание «Реклам-Холл» располагалось так сказать прямо у «ног» высоток. Уже из названия я поняла, что попала в рекламное агентство, которым руководит, скорее всего, сын Николаса Джонатан. Девушка, ждавшая меня на входе, сдержанно сказала следовать за ней. В итоге мы поднялись на четвертый этаж из четырех. Меня оставили дожидаться Джонатана в его же кабинете, что мне показалось слегка странным.

- Эвелина, рад Вас снова видеть, - Джонатан пришел спустя десять минут; не теряя времени, он сел напротив меня за свой рабочий стол, – прошу простить меня за задержку - обстоятельства требовали моего неотложного вмешательства.

- Здравствуйте, Джонатан. Я понимаю – проблемы нужно решать по мере их поступления. – пока я говорила, мужчина расслабленно облокотился на спинку кресла, в то время как я почувствовала себя неудобно. Мало того, что сегодня утром я подкорректировала свою стрижку пикси: мастер уложил мне волосы на одну стону, а с другой очень коротко подстриг; так еще я надела черное вязаное платье-мини, дополнив его черными колготками и теплыми полусапогами на плоской подошве. Однако, скорее всего, меня смущал взгляд Джонатана, слишком часто направленный на мои губы, которые сегодня я выделила красной матовой помадой.

- Эвелина, мы знакомы с вами не так давно, хотя слышал я о вас уже много, - вдруг начал говорить Джонатан, – знакомство с Эдвардом Брауном, потом помолвка с Майклом Уокером и наконец, парная работа с моделью Томасом Оукманом под руководством Сарры Дэвис. Когда я впервые услышал о Вас, то подумал, что уже завтра о вас забудут. И знаете что? Так и произошло. Но, вот не задача – через год о вас заговорили еще громче. Как основатель рекламного агентства, я сразу обратил на это внимание. Можно сказать нутром почувствовал, что именно Вы то мне и нужны. Не подумайте ничего дурного - знакомство вашей матери и моего отца не имеет отношения к сегодняшней встрече. Просто я узнал, что вам нужна работа, а у меня как раз освободилось место.

- Допустим. Так кем же я буду у Вас работать?

- Моим личным секретарем, а точнее сказать Вы будете вторым лицом фирмы, - с виду Джонатан был спокоен, но его глаза так быстро бегали, что мне стало казаться, как из них вылетают искры, плавно перетекающие в пожар, – по жизни я придерживаюсь одного единственного правила: хочешь, чтобы что-то было сделано хорошо – сделай это сам, поэтому  меня нет ни то что совладельца, но и даже заместителя. Все переговоры, встречи и даже заключение сделок я провожу сам. Вам же предстоит следить за расписанием моих встреч и сопровождать ни них меня. Девушка, проводившая Вас в мой кабинет ваш ассистент. Я, конечно, не сомневаюсь в ваших способностях, но более чем уверен, в первое время вам потребуется её помощь.

- Я ведь могу отказаться, так ведь? – спросила я, взвешивая все «за» и «против».

- Конечно, - не раздумывая, ответил мужчина, – в любое время.

Прежде, чем согласиться, я задала себе один единственный вопрос: «Если я сейчас откажусь, то чем буду заниматься?». И сразу осознала, что ничем, и это меня испугало гораздо сильнее, нежели пустой кошелек.. Джонатана моё согласие не удивило и даже не обрадовало, напротив он сразу протянул мне несколько бумаг, сказав при этом:

- Это расписание моих встреч на ближайший месяц. Как видите, график напряженный, по этой причине я сразу показываю вам, с чем предстоит столкнуться. Мне не хотелось бы, чтобы потом возникли разногласия.

- Джонатан, для малознакомого человека вы предоставляете мне слишком много пространства для действий. - слова вырвались из меня так же неожиданно, как и появилась при этом легкая улыбка.

- Прочные отношения начинаются тогда, когда наша вера в другого человека не слабее, чем в самого себя. – ответил мужчина совершенно серьезно, отчего я снова стала просматривать список, который заканчивался на Эдварде Брауне.

Aida Bael

Эластичная сторона жизни. Сокрытые воспоминания.

Глава: 123456789; 10111213141516171819; 2021;  22;  23; 24; 25


Горячее сердце небес.

Глава 12345678910


Эластичная сторона жизни.

Глава123; 4; 5; 678; 9; 10; 111213141516; 1718; 19; 2021;  22;  232425

Комментарии

Пока нет комментариев

Написать комментарий