Эластичная сторона жизни. Сокрытые воспоминания. #22 Эвелина

12.02.2017

Глава 22. Эвелина

- Бастер! – увидев на пороге дома парня, я впервые испытала что-то на подобии шока. – Как Ты здесь оказался?!

- Здравствуйте, Эвелина. Простите, что вот так заявился. Я пришел к Вам от лица Эдварда.

Услышав из его уст знакомое имя, я только ухмыльнулась. Значит, теперь Бастер работает на Эдварда. Видимо, деньги потянулись к деньгам. Парня я проводила в гостиную и включила камин, а сама отправилась приготовить нам кофе. Я прожила в спокойствии целый месяц, глупо было думать, что Эдвард меня услышит и больше не потревожит. Его натура слишком эгоистична, чтобы думать в первую очередь о других, а уже потом о себе. Хотя, я сама такая же. Все мы такие.

- Это ведь дом вашей мамы? – спросил у меня Бастер, как только я к нему присоединилась.

- В точку. Сам догадался или Эдвард опять взялся за старое?

- Догадался. С вашей последней встречи он ни разу не просил меня навести о вас справки. – Глаза парня перескакивали с фотографии на фотографию, особенно на те, где запечатлены мы с Майклом.

- Значит, Ты у него на побегушках?

- Это называется личный помощник, если вы не знаете. – Тон парня заметно похолодел, что говорило только об одном – я задела его за живое. – Меня послали к вам, чтобы заключить сделку. Вы ведь в курсе, что Эдвард писал с вас портреты? Так вот, он хочет устроить выставку, чтобы в дальнейшем продать свои работы. Но сначала Эдвард решил обсудить всё с вами – это позволит избежать возможных недоразумений.

Пока Бастер всё это говорил, я слушала его с раскрытым от возмущения ртом и моргала, словно в один злополучный миг поглупела. Некоторые мои портреты слишком интимны, чтобы их показывать, не то, что продавать! Это слишком личное!

- Так вот, - подытожил Бастер. – Эдвард предлагает вам 30% от каждой купленной картины. Что скажете, Эвелина?

- Я смотрю, его аппетиты заметно выросли. Что, компании Гарольда ему уже мало?! Передай Эдварду вот что, если ему так нужны деньги – пусть ими подавиться! Мне его 30% не нужны! – От возмущения я вскочила с дивана, чувствуя, как тело трясется, от нахлынувшей ярости. Господи, как же хочется рвать и метать! Но я не стану показывать представление Бастеру  - слишком много чести. Подобные люди не заслуживают даже малейшего внимания. Думая об этом, я быстро успокоилась и совершенно спокойным тоном продолжила. – однако, взамен я сама решу какие картины можно продавать, а какие нет.

Потратив последние силы на разговор с Бастером, я отправилась спать. Мысли в моей голове жужжали, словно пчелы. По правде говоря, я была расстроена – не ожидала такого поворота событий. Господи, Эдвард просто не должен был так поступать – я не заслужила этого! Он захотел выставить напоказ не картины, а меня: всё то, из чего я состою; будь то, просто тело или же мои эмоции, моя душа. Но ведь я не вещь…меня нельзя просто взять и купить или продать.

***

И вот я открываю глаза после слезливой ночи. Лучи зимнего солнца озаряют мою комнату, но как им и положено уже не греют. Не смотря на то, что я лежу под одеялом, мои пальцы рук и ног окоченели от холода. Такое ощущение, что если я ими пошевелю – они расколются на части. Мне так холодно, но внутри так горячо, словно полыхает пламя. В голове тут же вспыхивает мысль: «я не позволю Эдварду распродать меня по кусочкам!» Буквально вскочив с кровати, я перекусываю на скорую руку омлетом с кофе и сразу же начинаю звонить Майклу.

- Эви, здравствуй! Что-то случилось? – тут же спрашивает Майкл.

- Привет, мне срочно нужна твоя помощь!

- Всё, что в моих силах. – последующий на мою просьбу ответ, как никогда придал мне сил.

- Мне нужен грамотный оценщик картин. То есть я  покажу фотографии картин, а он по ним должен определить максимальную цену. Скажу сразу – художник пишет портреты. Майкл, мои портреты.

После разговора с Майклом, я позвонила Бастеру, чтобы назначить встречу. Не знаю, что меня так завело, но во мне проснулся азарт к игре!

Парень привез мне около тридцати фотографий, что меня слегка ошарашило. Сколько же времени Эдвард их писал? Половину я узнала, как говорится, с первого взгляда. Да и как можно было такое забыть? Ведь Эдвард запечатлел на холсте практически всю суть наших отношений! Глядя на них, я могла наблюдать за своими изменениями, не только внешними, но и внутренними. Но он писал не только портреты. Некоторые картины были посвящены отдельным частям тела. В частности ногам, их Эдвард изобразил и в колготках, и в чулках, и просто нагими. Больше всего картин посвящено почему-то моим глазам, а именно взгляду. Через него Эдварду удалось передать и мой консерватизм, которого я придерживалась при первых наших встречах; и мою возбужденность, о силе которой я узнаю только сейчас из его работ. А также мою удовлетворенность, которую я никогда не забуду. Я помню, как каждое его прикосновение обжигало мне кожу, грело душу, как - будто это было вчера. Тогда мысли об Эдварде затмевали всё остальное, хотя сейчас со мной происходит тоже самое. За одним единственным исключением – сейчас я не знаю, люблю его или ненавижу. Но и это потерянное состояние Эдвард смог передать. Даже на расстоянии нас связывала незримая связь. Неужели Эдвард быстрее меня самой почувствовал, что между нами больше ничего не может быть? Ведь продажа картин показывает его решимость меня отпустить. Он словно даёт мне то, чего я так отчаянно у него просила во время нашей последней встречи. А если так, то почему я не ощущаю радости? Или же хотя бы облегчения?

Уже на следующий день Майкл назначил мне встречу с оценщиком, чему я очень обрадовалась. Но когда пришло время собираться, моё желание сменилось на страх и стыд. Господи, с каким лицом я должна пойти к человеку? Что бы я ни надела, он все равно увидит меня обнаженную на фотографиях. Брюки, платье или юбка? В любом случае, собираясь к Одри, я ограничилась лишь одеждой спортивного стиля, поэтому ничего лучше не придумала, как попросить помощи у Сарры. Как только я переступила порог её дома, то сразу же почувствовала себя убогой мышью, которая с легкостью может затеряться в толпе, но в её жилище будет выделяться, словно белая ворона. Эдвард писал с меня только черно-белые картины, а Сарра видела меня лишь в однотонной одежде. По-видимому, пёстрость красок мне не к лицу.

Сарра повела меня в свою комнату, неся с собой бутылку красного вина и два бокала, при этом она даже не поинтересовалась, хочу ли я пить.

- Эвелина, вот уж не думала, что Ты сама ко мне придешь. Раньше инициатором наших встреч была я. – Разговаривая со мной, женщина энергично крутила бокал по кругу, не отрывая ножку от журнального столика. В какой-то миг её бокал наклонился слишком низко, и содержимое выплеснулось на стол и её руку крупными каплями, но Сарра за долю секунды выровняла равновесие, как – будто заранее знала, что произойдет. Зачаровано слизнув капли с собственной руки, она продолжила свою странную речь. – Глядя на Тебя, я представляю зиму: белый снег, который тает от малейшего тепла; лютый холод, от которого трясутся все внутренности и колет кожу, а еще чистоту. Чистоту цвета. Некоторым людям подходят оттенки того или иного цвета. Взять хотя бы красный, у которого есть двадцать шест оттенков: каштановый, малиновый, темно-бордовый, ржавый, сангрия, алый, бордовый и так далее. Но тебе из двадцати шести подойдет лишь один. Истинный красный. И так с каждым, не важно, красный это цвет или белый.

В итоге, в качестве наряда Сарра подобрала мне простую белую блузку с атласным воротником, широкими манжетами и в тон кружевную миди юбку-карандаш чуть ниже колена, но основной акцент Сарра, как и Эдвард, сделала на мои ноги, подобрав темно-красные ботильоны. Из верхней одежды она отдала предпочтение белоснежному пальто в классическом стиле. Но больше всего меня задело то, что пришлось надеть колготки «Conte».

За пол часа до встречи Майкл скинул мне по смс- сообщению адрес места проживания оценщика, которым оказался пожилой мужчина. Лишь его полыхающие светло-голубые глаза не давали думать о нем, как о человеке умственно-отсталом. Сначала он старался не смотреть на меня, лишь оценив фото картин, его цепкий взгляд переместился нам меня.

- У исполнителя этих картин, несомненно, есть талант, который ему нужно развивать. Сделай он это, его ждет успех. – Сделал вывод мужчина, хотя я ждала совсем других слов, поэтому моему огорчению не было предела. Не продолжи он говорить дальше, я бы совсем сникла. – Но талантливы у него далеко не руки… Мне кажется, такие картины он может писать лишь с Вас, Эвелина. Если вы дальше не будете ему позировать, то успех его ждет первый и последний раз. Для обычного человека это нормально, но для творческой натуры такое положение вещей губительно. В лучшем случае люди отказываются от своего таланта, а худшем – от самого себя. Так что цена этих картин будет влиять, прежде всего, на дальнейшую жизнь художника, а уже потом натурщицы.

Aida Bael

Эластичная сторона жизни. Сокрытые воспоминания.

Глава: 123456789; 10111213141516171819; 2021;  22;  23; 24; 25


Горячее сердце небес.

Глава 12345678910


Эластичная сторона жизни.

Глава123; 4; 5; 678; 9; 10; 111213141516; 1718; 19; 2021;  22;  232425 

Комментарии

Пока нет комментариев

Написать комментарий