Эластичная сторона жизни. Сокрытые воспоминания. #21 Эвелина

25.01.2017

Глава 21. Эвелина

Не спешите становиться другой, ведь возможно вы уже на пике своей эволюции. И прежде, чем отчаянно желать новую жизнь, вспомните, что новое может оказаться гораздо хуже привычного старого. Однако главное не то что вы меняете в одночасье свою жизнь с ног на голову, а побуждающая вас это сделать причина.

С тех пор как я переживала всплеск эмоций, прошло чуть больше месяца. Тогда я встречалась с Эдвардом, только он мог вызвать в моей душе одновременно самые противоречивые чувства: страх и отвагу, радость и печаль, любовь и ненависть. Я так сильно его полюбила, что всю себя отдавала своим переживаниям, которые, как и медаль, имели две стороны. Ими были счастье и горе. Первое принять оказалось проще некуда, а вот второе настолько трудно, что собственные чувства меня стали угнетать. Я поняла, как слаба на самом деле, хотя всегда считала себя сильной. Чем сильнее мы кого-то любим, тем беспомощнее становимся. Но это не значит, что любить нельзя. Просто, нужно помнить, что за любое приобретение приходиться платить. Вы всегда можете либо принять чувство и отдать что-то взамен, либо отказаться от него.

После показа Сарры, я несколько дней решила пожить у Одри. Вернее в её доме, пока та гостила у подруги. Мне предстояло решить, как дальше зарабатывать на жизнь. Сейчас в глубине души я жалею, что продала «Foliage». Хотя не избавься я от него, жизнь с нового листа так и не началась бы. Зайдя в дом, я сразу направилась на кухню выпить чашку кофе, даже не удосужившись разобрать вещи. В этот раз я взяла всего лишь пару штук безразмерных футболок и спортивные брюки - никаких платьев, юбок, колготок или чулок. В итоге я просидела не один час с абсолютно пустой головой. За прошедшее время даже успело на улице потемнеть, но я обратила на это внимание только когда услышала мелодичный звонок, оповещающий о незваном госте. Даже представить не могу, кого принесло в такой поздний час. Увидев на пороге Майкла, я даже не удивилась, но не потому что ожидала его прихода. Нет. Просто, я перестала на всё как-либо эмоционально реагировать. Хотя, если вспомнить нашу последнюю встречу моя реакция сейчас должна быть очень даже бурной…

- Привет. Вот увидел твою машину – решил зайти, поздороваться. – первым сказал Майкл, неловко пряча руки в карманы.

- Ну, привет.

 - В дом не пригласишь? - будь на моем месте Одри, то Майкл уже сидел бы на самом почетном месте и потчевал угощения. Но мамы не было, а значит, играть роль друга мне было не для кого. Даа… да мне каждый второй может позавидовать! На работу идти не надо, готовить мужу завтрак, обед и ужин тоже не надо, воспитывать детей не надо…

- Зачем? Ты же пришел просто поздороваться.

- Значит, Ты так и не простила мне пощечину… - сделал вывод Майкл и не ошибся. – Эви, мне жаль, что у нас так всё закончилось. Наверно было бы лучше останься мы друзьями. Я пришел не для того, чтобы злорадствовать, а чтобы извиниться за…

- Я знаю, Майкл. – я перебила его не желая слушать дальше. – Однако, именно пощечину я и заслужила, а потому не держу на тебя из-за неё зла или обиды. Понимаешь?

А в ответ тишина…

Майкл ушел, больше так ничего и не сказав. Я вроде должна радоваться, что он пришел извиниться, но вместо этого меня переполняет злость, которую я выплеснула на входную дверь, со всей силы захлопнув её. Я всегда предпочитала знать правду, как бы сильно она не причиняла боль, и ненавидела ложь, и Майкл был в курсе моих взглядов на жизнь. Но почему тогда именно он мне и солгал? Господи, у Одри полно наших с ним совместных фотографий – мы всегда находили время для общения. Но, видимо он никогда не воспринимал меня такой, какая есть, раз так и не понял, за что именно я так и не смогла его простить.

Утром следующего дня, вместе со мной проснулась и моя совесть. Как бы грустно мне не было, всё-таки у меня есть как минимум два повода для радости. Во-первых, в ноябре прошлого года я еще не знала кто я такая, а во-вторых, уже со дня на день Роуз должна родить свою долгожданную девочку. Но я так погрузилась в свои проблемы, что просто напросто забыла о близких мне людях. Роуз всегда была сильной и бесстрашной, но что-то мне подсказывает, рождать своего первенца ей страшно так же, как и всем женщинам. Я долго решалась позвонить Крису чтобы узнать в какой больнице лежит Роуз. Во время разговора я еле поворачивала язык - так стыдно мне было. Возможно, завтра я вновь буду думать только о своих страданиях, а может быть уже сегодня. Ведь смотреть на исполнение собственной мечты у других людей, очень трудно без чувства зависти.

***

 И вот я стою перед палатой Роуз, но зайти не решаюсь. Я так долго старалась держаться от всех как можно дальше, словно уезжала на другой континент, а может даже дальше, но я была рядом. Оказывается, нет места дальше или глубже, чем собственная душа, которая может затянуть не хуже болота.

- Можно? – зайдя в палату Роуз, которая напоминала скорее комнату в доме, я не решалась подойти поближе, топчась у порога.

- Эви…Ну, конечно. Проходи. Боже, а я то, дура, не поверила Крису. Как, ты? Рассказывай. Оставь стул в покое! Садись ко мне на кровать.

- Уже скоро? – мой взгляд упал на огромный живот подруги.

- Со дня на день. Но, знаешь, мне как-то не хочется торопиться. Зато наша принцесса уже готова к бою. Иной раз она так сильно толкается в живот, словно пешком там ходит! Приложи вот сюда руку. – Роуз положила мою руку себе на живот, и я сразу почувствовала толчок, правда только единичный. – О! Притихла. Чувствует чужого человека.

На слове «чужого» Роуз сразу замолчала, наверняка сожалея о сказанном. Но сожалеть здесь и сейчас должна я, а не она. А значит и из неловкого положения тоже должна выходить я:

- Уже решили, как назовете?

- Нет пока, даже не думали. Если честно, Крис всё еще надеется, что родится мальчик. Он конечно ни разу не говорил мне, что не хочет девочку. Но до сих пор верит, что врач мог ошибиться с полом ребенка. – Роуз на время замолчала, и это сразу напомнило мне, что проблемы есть у всех, но быстро продолжила. – Что всё обо мне! А Ты то как? Можешь начинать свой рассказ с начала, мы не торопимся.

И я всё рассказала. Сначала не решалась, привыкнув все свои скелеты держать при себе. Но стоило мне раскрыть рот, и я его уже не могла закрыть. Слова лились из меня не прекращаемым потоком, извергались словно пламя из вулкана; они рвались из меня, словно птицы с клетки на волю:

- Всё, как-то потеряло смысл. Роуз, я не вижу в своей голове даже завтрашнего дня.

- Я давно поняла, что виновата перед тобой. Пускай, я многого не знала, но о разрыве ваших отношений с Майклом была осведомлена. Расскажи мы тебе всё с самого начала, возможно, всё было бы иначе. – сожаление на лице Роуз было так четко выражено, что она могла мне ничего не говорить. Я уже давно поняла, что её переполняет чувство вины, чего не скажешь о Майкле или Одри. - Знаешь, Эви меня больше пугают не твои слова, а выражение твоего лица, когда ты их говоришь. Ты так спокойна, что мне не по себе. А как же Эдвард? Я ни за что в жизни не поверю, что Ты так быстро смогла его забыть.

- Нет, не забыла, - тяжелый вздох вырвался из моей груди прежде, чем я смогла его подавить. – Не разлюбила, хоть и хочу этого. Не могу. Но и быть вместе с ним я тоже не могу. Я и так-то еле справляюсь с тем, что на меня навалилось за последние два года. Были, конечно, и радостные моменты, но печальных в разы больше. Быть рядом с ним для меня всё равно, что сидеть на мине – не знаешь, когда рванет.

Вошедшая без стука медсестра, попросила меня закругляться, чему я была только рада. Разговоры об Эдварде, так же как и мысли о нем меня утомляют больше всего. Ведь, сколько бы я не размышляла о причинах его действий, объяснений, которые бы меня устраивали, до сих пор не нашла. Уже у двери Роуз неожиданно сказала:

- Я конечно не мужчина, но точно могу сказать, что платья тебе идут больше, чем эти брюки. Даже колготки «Conte» на тебе сидели особенно. Не отказывайся, хотя бы от этого.

По дороге домой, я всё думала, неужели Роуз решила, что я себя ущемляю, отказываясь от колготок и чулок? Неужели женщин без них представить совсем нельзя? Почему многие забыли, что человек должен украшать вещь, а не наоборот? Профессионалы в области моды не советую надевать колготки или чулки женщинам с избыточной массой тела или даже тем, у кого просто полные бедра. Но если вам хочется их надеть, зачем отказываться? Другое дело, когда этот элемент гардероба вам не по душе. Во втором случае никого ущемления нет, чего нельзя сказать о первом.

Не спеша, я доехала до дома Одри, приметив по пути припаркованный автомобиль с противоположной стороны. Силуэт человека, сидевшего за рулем, показался мне знакомым, но интереса во мне так и не вызвал. Загнав машину в гараж, я отправилась в дом, но не успела снять верхнюю одежду, как раздался звонок в дверь. Значит, не показалось. Всё внутри меня кричало, что мне принесли плохие новости. Я не хочу открывать, но стоявший с противоположной стороны человек знает, что я дома.

 

Aida Bael

Эластичная сторона жизни. Сокрытые воспоминания.

Глава: 123456789; 10111213141516171819; 2021;  22;  23; 24; 25


Горячее сердце небес.

Глава 12345678910


Эластичная сторона жизни.

Глава123; 4; 5; 678; 9; 10; 111213141516; 1718; 19; 2021;  22;  232425

Комментарии

Пока нет комментариев

Написать комментарий