Эластичная сторона жизни. Скрытые воспоминания. #26 #Эвелина

27.05.2017

Глава 26. Эвелина

В мире шесть миллиардов людей и каждый из нас желает своего- от элементарного до невыполнимого: кому-то для счастья достаточно просто съесть конфету, кто-то зацикливается на финансовом благополучии и все без исключения мечтают испытать чувство любви. Именно исполнение последнего порождает потом у всех один и тот же вопрос: что в его или её голове? Мы желаем залезть в голову другого человека, когда хотим его понять, но не можем. Пожалуй с этого момента и начинается борьба сердца и разума.

После последней встречи с Эдвардом я поняла, что любовь самое худшее проявление вечного. Я никогда не забуду своей реакции на его слова: сначала я застыла, словно изваяние, потом ощутила взрывную волну злости, а когда Эдвард вышел, всё что я чувствовала – это обиду и несправедливость. «Господи, как он мог? Я так больше не могу! За что?» - спрашивала я себя, позволив пару минут слабости. После же аккуратно умылась ледяной водой и вернулась к делам. Сейчас я как никогда радовалась тому, что не сидела дома, а работала. Так, посторонние мысли было проще спрятать в дальний ящик. График работы Джонатана был настолько плотен, что домой я приходила лишь, чтобы переночевать. И так на протяжении всего месяца, пока он, наконец, не дал мне два дня выходных перед посещением выставки.

С тех пор, как Эдвард отверг меня, время и летело, и еле тащилось. Утром я просыпалась с горькой мыслью от того, что он так и не объявился, а вечером засыпала, даже не вспомнив о своей обиде. Зато в свой первый выходной, проведенный без особого труда, я наверстала упущенное с лихвой. Когда же от собственных мыслей разболелась голова, и я почувствовала апатию, моя рука потянулась к телефону. Роуз ответила со второго гудка и сразу же предложила мне навестить её. В последний раз я видела её с малышкой в день их выписки из роддома, так что когда мы снова встретились, обрадовались как никогда.

- Пошли, - потянула меня за собой Роуз, как только я сняла верхнюю одежду. – скоро Аннабель проснется. Кристиана дома нет, так что у нас будет девичник.

 Девочка лежала в детской кроватке, сверху свисали края балдахина, закрывая ребенка от всего постороннего в его маленьком царстве.

- Какая хорошенькая. – вырвалось у меня, как только я увидела спящую Аннабель.

- Особенно когда спит. – вымученно улыбнулась подруга, отчего стали заметны синие круги под глазами.  – Подожди минуту, я сделаю нам кофе.

Пока Аннабель спала, мы сидели на небольшом диванчике, разговаривая в полуголос. Одного взгляда на Роуз хватало, чтобы понять, как сильно она устала: тусклое лицо; волосы, собранные в хвост, из одежды трикотажные легинсы голубого цвета и свободная футболка. Думая об этом, мне даже стало неудобно за то, что я сейчас выглядела в точности до наоборот: тщательно уложенные на бок волосы; легкий макияж. Собираясь к Роуз, я выбрала повседневное темно-синее платье с бордовыми ляпистыми пятнами приталенного силуэта до колена  и плотные черные колготки. Одно из главных правил Джонатана – это постоянный приличный внешний вид, которое я пока что не нарушала.

- Смотрю, работа пошла тебе на пользу. – сказала Роуз, словно прочитав мои мысли.

- Можно наверно и так сказать. Всё-таки мне платят за работу с людьми, а, как известно, встречают по одежке. Если я хорошо выгляжу – считай полдела сделано. Хотя вслух Джонатан этого так и не сказал.

- А он и не скажет, что не удивительно – все зарабатывают деньги как могут. Ты кстати тоже могла бы извлечь из своей известности выгоду, если бы написала автобиографию. Люди бы узнали, что Ты не так плоха, как о тебе говорят, а Эдвард не так хорош. И это я не говорю о финансовой стороне!  – увлеченная собственной идеей, Роуз повысила голос, отчего Аннабель завертелась, но как только мы замолчали, успокоилась.

- На заработок я сейчас не жалуюсь – это, во-первых, а во-вторых, мне не хочется лишний раз вспоминать о произошедшем. - в этот момент Аннабель заплакала, и мы с Роуз подскочили к кроватки.

- Кто тут у нас проснулся?! – живая и радостная улыбка осветила лицо подруги и заворожила меня. Мне кажется, я не была так счастлива, как сейчас Роуз, даже когда встречалась с Эдвардом.

 

***

Собираясь на выставку, я всё чаще представляла, как всё это будет выглядеть в глазах окружающих. Как только прессе стало известно, что выставкой Эдварда Брауна занималась я, они сразу предположили, что мы снова встречаемся. Что же они подумают, увидев тематику картин? Когда Джонатан поручил мне заняться всеми организационными моментами, я даже чуть не уволилась, подумав, что он самым наглым образом надо мной издевается. И только сейчас, когда я могу не то что сохранять хладнокровие, но и даже думать об этой ситуации с иронией, мне стал понятен ход его мыслей. Так Джонатан не только разрекламировал выставку, не прилагая особых усилий, но и подготовил меня.

Выставка Эдварда началась с самого утра и должна продолжиться до вечера, плавно перейдя в аукцион, на который мы с Джонатаном и собирались, чтобы посмотреть плоды наших трудов. Для меня этот вечер подразумевал работу и никак развлечения, поэтому при выборе наряда я придерживалась разумной скромности. В итоге я надела насыщенно-синюю блузку с золотым орнаментом без верха, сконцентрировав внимание на ключицах, темно-серую юбку с завышенной талией и тонкие матовые колготки. Глядя на себя, я представляю теплую весеннюю погоду, хотя за окном набирает обороты зима. Уложив свои короткие волосы и нанеся немного косметики, я завершила образ черными ботильонами с синим отливом, и накинула на плечи атласное манто в тон.

Мне нравиться, то, что я вижу в зеркале, когда смотрюсь в него. Раньше, Роуз или Одри удивлялись и одновременно ужасались от моей незаинтересованности во внешнем виде. Они просто не понимали, как может тридцатилетняя женщина не пользоваться косметикой или не обращать внимания на модные новинки. Сейчас этого не понимаю и я, хотя мне немного надо: тени, туш и помада. Видимо, в самом деле, всему своё время. Но если так, наступит ли время для нас с Эдвардом? А если наступит, то, как скоро?

Мы с Джонатаном появились в самый разгар вечера, когда гости успели слегка выпить и перейти в более неформальное общение.

- Надо же, половины картин уже нет, – заметил с удивлением Джонатан, продолжив. – Интересно, до каких сумм доходят торги…

Переходя из зала в зал, мы так и не поняли, каким образом продаются картины, пока к нам не подошла Лизбет Браун:

- Эвелина! Рада тебя видеть. – Женщина даже приобняла меня, что ни на шутку смутило, ведь теперь я знала, кто именно мне когда-то передал конверт с ключами от квартиры. Как – будто это было в прошлой жизни. Когда же я представила её и Джонатана друг другу, Лизбет поведала, что аукцион носит закрытый характер, то есть каждый желающий подходит к доверенным лицам и предлагает свою цену. Кто предложил больше, тот и получает картину – без возможности повысить свою цену. Без права на второй шанс. 

- Эвелина, как вам новая работа? – неожиданно начала со мной разговор Лизбет, чем воспользовался Джонатан и отошел. – По душе пришлась? Я всю свою жизнь занималась особняком. В основном, потому что мне это нравилось, наверно поэтому наш дом – это моё детище.

- На самом деле моя специфика работы на новом месте мало чем отливается от того, чем я занималась раньше – я также общаюсь с людьми, пытаюсь дать им именно то, что они хотят. Разница лишь в том, что теперь у меня есть начальник. - в этот момент к нам подошел Джонатан, но не один, а с Эдвардом и Гарольдом.

- Гарольд? - удивилась Лизбет, улыбаясь тому лукавой улыбкой. – Разве ты не собирался этот вечер провести в своем кабинете?

- Собирался, но Эдвард смог меня сегодня удивить, так что в ответ я решил удивить его. – ответил Гарольд, кинув на меня быстрый взгляд, в то время как я смотрела в промежуток между Эдвардом и Джонатаном, не зная как себя вести. Когда же я, наконец, осмелилась посмотреть прямо на Эдварда, то встретилась с его спокойным и уверенным взглядом. А мне так хотелось увидеть в его взгляде тот самый вызов, который он бросил мне в нашу первую встречу.

- Что ж, думаю нам пора идти. – вдруг сказал Джонатан, привлекая к себе внимание. – Эдвард, если вам вновь понадобятся услуги моей компании, мы будем рады помочь.

Пожалуй, ни что так не ранит человека, как собственное самолюбие. Когда не отвечают взаимностью, когда нам предпочитают кого-то ещё, когда просто что-то не получается, чувство обиды и несправедливости поглощает нас с головой, ведь мы искренне верим, что достойны лучшей участи в этой жизни, чем той, что имеем.

Aida Bael

Эластичная сторона жизни. Сокрытые воспоминания.

Глава: 123456789; 10111213141516171819; 2021;  22;  23; 24; 25; 26; 27


Горячее сердце небес.

Глава 12345678910


Эластичная сторона жизни.

Глава123; 4; 5; 678; 9; 10; 111213141516; 1718; 19; 2021;  22;  232425

 

Комментарии

Пока нет комментариев

Написать комментарий